ДОЛГО И СЧАСТЛИВО

«Я лирических песен не пою…»
В.В.

░░░ С холма уже был виден Ашур-Донал, и я мечтательно подумал, что если при северо-западном ветре подпалить торговые склады, то огонь перекинется на резиденцию… На это, из астрала, до меня донесся усталый вздох, это Тот Который Во Мне Не Сидит, циничный и коварный Демон, как обычно, прочёл мои мысли… Да помню я, сто раз помню, что домики не горят, города не горят, и что этого, рыбий глаз, Therral нельзя сжечь и нельзя убить, потому что Небесные не разрешают, а Небесных нельзя убить, потому что они — Небесные, да и не живой этот Therral вовсе, а морок, дурилка картонная, функция голимая, и надо, чтобы Ангелы и Демоны… Всё помню. Всё вызубрил.
░░░ Но это фуфло на палочке, этот елейноглазый фанатик, своим Церковным судом приговорил ЕЁ к смерти. Казнить Ведьму через сожжение на костре. Казнь через шесть дней.
Да дышло вам в глотку, черноюбочники. На ваш бредовый Церковный суд есть высший суд — Суд Божий, он же Тяжба Оружием. Оружие со мной, я даже свой старый щит откопал, и где ваш храм знаю.
░░░ Потягаемся…
░░░ — Граждане пассажиры, следующая остановка Храм — прохрипел из своего астрала Тот Который Не Имеет Имени, злобный, кровожадный Демон, и влепил моему коню пинка с разворота…
Что за безумие — сжечь ведьму за то, что она ведьма? А потом он сожжёт пустыню за то, что там нет воды? Сожжёт лес за то, что он заслоняет солнце?
░░░ И что там они натрындели в приговоре — виновна в связях с Дьяволом. Хрень! Ангелы есть, Демоны есть, Небесные есть. А Бога нет. И Дьявола нет. Не с Дьяволом у неё связь, а со мной. Такая связь, что как вспомню — сам себе не верю. А до меня у неё был орк, но я его уже убил, а по юности у неё было что-то с эльфом, и его я найду и убью. Виновна в торговле ядами — и что? До кучи казним всех оружейников? Наводила мор на скот — ну прямо, как дети малые. Надо вовремя смотрящему заносить — и скот жив будет и родственники целы. Воровала и ела детей — вранье, я бы знал. Да она мясо вообще не любит, ей рыба нравится. Она корюшке больше чем цацкам-побрякушкам радуется. Я, помню, ей от Дарины мешок карпов на своем горбу тащил. Половину хабара на дорогу выбросил, а рыбу донес. Таскать бы мне так, не перетаскать, но я с караванщиками договорился, и они мне безпошлинные «подарочки» из Озерного заносили, а те, кто не заносили, как-то вымерли, а местная братва хохотала, крутила пальцем у виска, и усиленно делала вид что ничего не видит, ничего не знает…

░░░ Ей нравится называть меня зайцем. Я это терплю. Хорош зайчик — ухи ломаные, нос покоцанный, половина зубов из дварфской нержавейки. От моего оскала лошади шарахаются, и гомон в кабаке стихает… А ей нравится, когда я улыбаюсь, и я учусь улыбаться, и все пытаюсь вспомнить, как же я улыбался до того, как умер…
░░░ Я называю ее лягушонкой, лягушатиной или лягушенцией. Лягушка и есть — глаза узкие, жёлтые, звериные, нос плоский, а кожа зеленая, ладони у нее светлые и пятки светлые, и задница светлее, чем остальное тело, а грудь не светлее, а соски почти чёрные. Губы у нее тоже чёрные, она их не красит, а свои волосы, жёсткие и колючие, она красит в красный цвет. Тело у нее гладкое и ладное, как рукоять нефритового ножа эпохи Таннь. Она вся пахнет полынью. Мне нравится. А ещё, у неё на теле наколки разные. Какие-то знаки, руны, письмена непонятные. Не женщина, а манускрипт…
░░░ — Заяц, ты чего?
░░░ — Да вот, очень хочу тебя почитать…
░░░ — Так ты уже сегодня читал…
░░░ — Ну, так перечитаю, раза два или три. Ты не поверишь, какие там есть интересные абзацы…
░░░ А однажды, я почувствовал, что она от меня что-то скрывает, что я ей чем-то мешаю. Мысль была одна — если застукаю, убью обоих. Я соврал, что ухожу в рейд. Вернулся и выследил её.
Та ночь была светлая, а на небе созвездия менялись местами. Где по следу, где верхним чутьём, я разыскал её в пустыне. Она была одна, пела, что-то тягучее на своем шипящем диалекте, зарезала какую-то зверюшку. Потом раскрасилась кровью и танцевала голышом в свете падающих звезд. Я слился с барханом, притворился песком и смотрел на неё. А она знала, что я тут и смотрю на неё. А я знал, что она знает. И время стало ленивым и вязким, как змея зимой…
░░░ А где-то там, за твердью небес, в своем девятом астрале, Тот Который Знает Все, жестокий и ехидный Демон, мурлыкал что-то про жену французского посла и завистливо матерился…

░░░ — Леди и джентльмены, пристегните ремни, наша кляча подлетает к объекту «Золотое Дерево». Ща сядем… или навернёмся. Десдычадо десант, мля… — Прогудел из астрала Тот Которому Не Смешно.

░░░ Да тут у них целый комплекс, стена с башнями, храм, службы… Торчит на холме, как чирей на жопе… «Золотое дерево»? Что-то это название мне напоминает… То ли кабак в Велистане, то ли бордель в Мурмеллашуме…


░░░ … объявляю вышеназванную Даму невиновной, объявляю ваш суд подлым, объявляю приговор облыжным и ничтожным!
В доказательство своих слов, клянусь своей честью рыцаря, своим гербом, благородным происхождением и баронским титулом, что конный или пеший, с оружием или без оного, днём или ночью выступлю против любого бойца храма!
░░░ И да рассудит нас Бог!
░░░ А если такого бойца не сыщется, я повсеместно объявлю вашего Бога ложным богом, а всех вас бесчестными трусами, подлецами и предателями!

░░░ ТРЕБУЮ ПОЛЯ!

░░░ Ну, отворяйте, гниды…

░░░ Приветственно затрубил рог и ворота чинно распахнулись, пропуская меня в храмовый двор.
░░░ Там во дворе меня и убили. Примитивно, из арбалета, в спину.


░░░ Она любит покусывать меня за ухо, одними губами, частыми, мелкими движениями, как будто что-то мне шепчет, я не разбираю в этом шёпоте не единого слова, но понимаю всё…
░░░ А я запускаю пятерню вглубь гривы её волос и она вздрагивает, и ещё сильнее прижимается ко мне…
░░░ У неё сильные, крепкие бедра, и когда…
░░░ …она напр…
░░░ …тогда я ста…
░░░ <………………………….>
░░░ У неё всегда холодный нос, и она утыкается им мне в ключицу, кладёт на меня ногу, засыпает и тихонько сопит во сне. Её кошка укладывается крендельком у нас в ногах и мурлычет с нею в унисон.
░░░ Я привычно сплю по-волчьи, в полглаза, слушаю, как в сарае переступают ногами, трутся длинными мордами и о чём-то шепчутся лошади. Слушаю, как падают листья в водосток, как от ветра поскрипывает колодезный ворот, слушаю, как бьётся её сердце. Потом, она сонно чмокнет меня в шею сухими, тёплыми губами, перевернётся на правый бок и прижмётся ко мне своей горячей со сна спиной…
░░░ С ночной охоты на чердак возвратятся шумные летучие мыши, и зависнут чёрными кульками между пучками сохнущих трав. А буду ждать, когда она проснётся…


░░░ Смерть моя была примитивна, а воскрешение вышло забавным.
Прикопали позади Храма, возле выгребной ямы и (мракобесы наивные) забили мне в сердце осиновый кол. Очень это пренеприятное занятие вытаскивать из рёбер деревяшку. Не струганную. Бодрит. Астрал помогал чудотворным заклинанием про дедку, бабку, внучку и сучку. Помогло.
░░░ И восстал я посреди ночи из, мать её, сырой земли и был гол и бос. Всё потырили. Золотую шпору жаль — последняя память о юности. Ничего, сочтёмся. Я же уже здесь, внутри… За стенами не отсидитесь, вороньё. Взвесил в руке заляпанный собственной кровью кол…
░░░ — Да нахрена? — Астрал звенел от хохота…
░░░ И в самом деле, нахрена? Лениво выбросил смешную деревяшку. Я чувствовал мощь. Мои кулаки могли крушить щиты и шлемы. Зубы были способны рвать артерии, кольчуги и латы.Я мог плеваться огнём, обращать в лёд, бегать по стенам, мог сбить с ног коня вместе со всадником. От меня будут отскакивать стрелы, об меня будут ломаться мечи. Где рядом во тьме таились присланные из астрала твари, готовые биться на моей стороне…
░░░ Похоже, Тот Которому Всё Фиолетово, холодный и равнодушный Демон, решил развеять свою скуку, проливая не свою кровь. Но мне, на один ничтожный миг показалось, что он просто вспомнил что-то давно забытое, то, что смертные называют сочувствием…
░░░ Я вышиб плечом двери в подвалы храма и прорычал:
░░░ — Ну что, ляди, потанцуем?!…


░░░ Ее убили ещё два дня назад, при попытке к бегству.
░░░ А я буду жить долго…