КАБОТАЖ


 

Нас было пять… Мы были капитаны,
Водители безумных кораблей,
И мы переплывали океаны,
Позор для Бога, ужас для людей.

Н. Г.

1.

М

 

не нужен маслопуп. Один рейс. Башляю… — и я показал на пальцах с каким количеством монет готов расстаться.
— Захапал жирный контракт? — приземистый гоблин выглядел совершенно не заинтересованным, — Или жирный-жирный контракт?
— Не тухляк. Работа на двое суток. Так как, Жаб, ты в деле?
— А подробности? Или опять втёмную?
— Без деталей. Скрытно пересекаем пустыню на «Призраке». Выходим на точку рандеву рядом с трактом. Шкеримся и ждём. Группа Раз и группа Двас совершают налёт на караван. Всех валят. Забирают груз. Натаптывают след на тракте. Раз уходит в направлении города А как ложная цель для погони. Два уходит в направлении города Бэ. По пути сбрасывает нам груз. Дальше Два валит в Бэ как вторая ложная цель. Мы скрытно уходим через пустыню и доставляем груз в город Цэ.
— Дельно, — Жабец покрутил носом, — даже резкие охранасты всех не уконтропупят. А в пустыне твой «Призрак» вообще хрен догонишь. А я тебе зачем?
— Для подстраховки. Покопаться в магомехах. Шкоты подёргать, румпель подержать… Мои орлы все в полёте.
— Когда?
— Во вторник.
— Гы-гы-гы-гы!
— ????
— Ржу. Ты предложил о-о-о-о-очень смешную цену.
— А ты тут Сяпу не видал?
— Сяпчик в маршрут упрыгала. Кекс — в бегах, не сыщешь. Самоделкин …
— Про него уже знаю. Мордодуй. Он конечно ссыкун, так мне и не банк дербанить… Гы-гы-гы-гы!
— Ты чего?
— Ржу. Представил, какую смешную цену ты сейчас запросишь. Допиваем, собирай манатки и двинули. По пути поторгуемся. Яхта ждёт неподалёку.

========================================

░░░ Помню, как высокие марсианские песчаные корабли, под кобальтовыми парусами, стремительно скользили по дну мертвого моря — отлично придумано, романтично написано, очень красиво и совершенно фантастично, в смысле — невозможно. Для Пандоры невозможно. Вес, сопротивление, трение, вязкость песка — чтобы сдвинуть корабль с места понадобится ураганный ветер…
░░░ Можно, конечно, соорудить крошечный лёгонький буер на большущих колесах, и он даже поедет, и даже сможет увести килограмм сто полезного груза со скоростью немолодого ослика, правда, на склон первого же бархана его придется закатывать вручную… Оно такое надо?
░░░ Анархисты Пандоры всего этого не знали. Но вокруг вольного города Штиль была Великая Пустыня, и им был нужен быстрый, маневренный и грузоподъемный транспорт.
░░░ Тачанки в песке вязли. Лошади вязли, перегревались и хотели пить. Магомеханическое тягло пить не хотело, но весило значительно больше, ещё больше вязло, ещё больше перегревалось, а все сочленения забивались и намертво клинились песком…
░░░ Создание «песчаных кораблей» было отличной идеей, тем более, что песчаные корабли прекрасно ходят и по степям, лугам, полям, болотам, в общем, по любой равнине.
░░░ Единственная проблема в конструкции песчаных кораблей — это их вес. Механикой вес снизить нельзя. Магией вес снизить можно. Заклинание Левитация общеизвестно, и те немногие маги, которые могут левитировать достаточно большую массу достаточно долгое время, тоже общеизвестны. Поименно, все восемь.
░░░ Малое заклинание Левитации может колдануть любой школяр, но практической пользы от этого немного — полетает гроб с покойничком полчасика над кладбищем, а магу потом сутки отлеживаться, восстанавливаться.
░░░ На песчаных кораблях вместо хилого, ненадежного и очень дорогого мага, используется неприхотливое магомеханическое устройство: ЗММ 2В/4М, на сленге — колдунатор или бормотун. Если без понтов — это простенький магомеханический фонограф. Внутри ящика крутится бронзовый валик, по канавке бежит игла, снимает вибрации, они усиливаются, передаются на мембраны, и на выходе имеем простенькое заклинание, снижающее вес корабля. Бесконечное заклинание. Пока есть энергия — будет и заклинание. А второй валик колдунатора может воспроизвести примитивное заклинание «божественный ветер» — это помагалка на случай внезапного штиля.
░░░ А вот откуда берется хренова уйма магической энергии, которую безостановочно жрёт колдунатор — анархисты отвечать категорически отказываются.
========================================

2.
░░░ Среди песчаных дюн можно спрятать всё, от иголки до армии, а уж небольшую яхту — без проблем. «Призрак» стоял в узкой лощине между двумя дюнами, мачта «срублена», всё уютно укрыто брезентом.
░░░ При нашем приближении, из под брезента шустро выкатилась нахальная компашка гремлинов.
— Чем ты их так прикармливаешь? — поинтересовался Жаб.
— Водой. Стальным оружием. И еще вафлями. Я же рассказывал, у нас с ними мирный договор.
— И, что за столько лет ни разу не нагадили? Они же ломают, всё что подвернется.
— Поначалу бывало, потом разобрались. Гремлины, как дети малые, им любопытно, что там внутри. Вот всё и ломают. А если показать-рассказать, то они очень даже толковые и рукастые. Ты бы видел, как они у нас в порту шустрят. А у Иохаима — вообще при деле. На токарном кноки точат, диски и рожки снаряжают.
░░░ Короче, твоя задача бормотун облизать, РПК вычистить. Я тут с гремлинами перетру, мачту и такелаж поставлю, и сразу уходим, занимаем позицию подскока.

========================================

░░░ Человек, знающий парусный спорт, описал бы яхту «Призрак» коротко: «Вроде буера. Лодка поставленная на лыжи». И все понятно.
░░░ Ну а если попробовать описать с нуля, то будет долго и нудно:
░░░ Представим себе на горизонтальной плоскости равнобедренный треугольник с высотой шесть метров и основанием пять. Вершинный угол назовем — носом, основание — кормой. По углам сего треугольника, параллельно друг другу, стоят стальные лыжи, метра по полтора длиной каждая, ориентированы от кормы к носу. Ну как, начерталка вспомнилась?
░░░ На каждой лыже вертикально установлена стальная опора высотой около метра. На две кормовые опоры, поперек, присобачено пятиметровое крыло вполне себе обтекаемой формы. Крыло соединено с носовой опорой металлической продольной балкой, это, собственно, киль корабля. На эту, Т-образную конструкцию, продольно поставлен корпус. Больше всего корпус напоминает каяк-переросток. Те же острые нос и корма, почти плоское днище, заоваленные внутрь борта. Только длина восемь метров, а ширина два с половиной.
░░░ В корпусе, прямо по шпангоутам, настлана палуба. Ближе к форштевню установлена одиннадцати метровая мачта, в степ, на киль, штаги, ванты к крыльям, все как обычно. Паруса — типа шлюп, квадратов на тридцать. Бермудский грот, с восемью латами, и узкий стаксель. При желании можно поставить пузатую геную или добавить кливер.
░░░ Перед мачтой — рундуки. Позади мачты, под гиком грота, натянута низкая брезентовая палатка. На баке установлен массивный сундук-колдунатор, там же место рулевого. Румпель ворочает не руль, а переднюю поворотную лыжу.
░░░ Ну что еще добавить?
░░░ «Белеет парус одинокий…» — это не о нас. Паруса не белые, не алые, и даже не черные, а грязно серые, в охристых пятнах, полосах и разводах. Корпус тоже пятнисто-полосатый. Все крашено той самой краской, что превращает хваленные эльфийские плащи в хамелеоны. «Призрак» — птичка ночная, почти бесшумная и очень не любит внимание к своей персоне.

Песчанный корабль "Призрак"

Песчанный корабль «Призрак»

========================================

3.
░░░ Я аккуратно намотал тросик на пусковой маховик, положил ладонь левой руки на крышку бормотуна, произнес бессмысленное, но необходимое:
— Сани мои, сани, везите меня сами! — и резко дёрнул трос правой рукой.
░░░ Маховик раскрутился, механизм подхватил вращение и утробно заворчал, загудел. Выставил крутилку мощности на половину, нежно потянул рычажок управляющей иглой. Через несколько мгновений ощутил явный толчок в подошвы сапог. Опять ритуальное:
— Отрыв!
— Есть отрыв! — отозвался Жабчик.
— Ходовик надень! Готовность раз!
░░░ В голове так и не уложилось, почему корабль теряет вес, а я нет. И Жабище не теряет. Если сейчас подниму его за шкирку, то он будет весить столько же, как и всегда. Магия, однако.
░░░ Я натянул на голову полотняный ходовой шлем, пристегнул клювообразный противопылевой намордник, внешне совершенно дурацкий, но необходимый. Опустил на глаза очки-блюдца и окончательно стал похож мордой на кукольную сову. Занял место у румпеля:
— По местам стоять! Стартуем! — и начал стравливать гика-шкот, выставляя грот к ветру.

4.
░░░ Я пришёл в эти степи и пустыни полвека назад. Я рыбачил в этой пустыне, охотился, убивал, воевал.
░░░ Я уходил из пустыни, и я возвращался в пустыню.
░░░ Здесь жили орки. Я бился с орками, пил с орками, делился куском и водой с орками, братался с орками, дрался в одном строю с орками…
░░░ Угонял табуны, отбивал угнанные табуны, вновь угонял отбитые табуны, табуны, табуны, табуны… мне это нравилось.
░░░ Менял скот на золото, золото на коней, коней на золото…
░░░ Дарил коней и золото местным красавицам, любил местных красавиц, и они любили меня, а некоторые меня не любили, но я и им дарил коней и золото, потому что мне так нравилось.
░░░ Я знаю в этих землях каждую дюну, каждый колодец, каждый саксаул, всех поименно. Пески со мной разговаривают, Самум обходит меня стороной, а Песчаные Демоны со мной здороваются.
░░░ В этих песках лежат мои любимые, мои друзья, мои враги, и я не уже не помню, кого тут лежит больше.
░░░ Я здесь жил, я здесь убивал, я здесь умирал.
░░░ Это мои земли.

5.
— Семафорят с бархана, — Жабич посмотрел через трубу: — Не-а, слишком темно, кто там не разглядеть.
░░░ Солнце действительно уже село, но ночь ещё не наступила. Сумерки, когда уже нет теней и все предметы кажутся серыми и плоскими.
— Бери фонарь и семафорь в ответ. Два коротких, один длинный. — Я привычно установил Крендель на борт, как на сошку, отщёлкнул предохранитель.
— Приближаются два всадника.
— Вижу, подпустим поближе.
— Опа-на. Да их трое. Третьего везут на крупе.
— Лица осветите! — крикнул я пришлым и, для убедительности, поводил стволом влево-вправо.
░░░ Опознал. Убедился — свои. И вроде бы все целы, кровью не залиты, руки ноги на месте.
— Шалом бояре! Есть, пить? Шнапса не предлагаю. И не налью.
— Не-е, в городе гулять будем. Да и надо быстрее на тракт, и гнать…
— Только ветки от хвостов отвязать не забудьте, как на тракт выберетесь — пошутил я. — Добро, перегружайте. И разбежались.
░░░ Через борт нам передали небольшой, потертый дорожный сундучок и немолодого долговязого человека. Одет скромно и неброско. Нос крючком. Сутулится, пальчики тонкие… Душа бумажная.
— Жаб! — представился Жаб.
— Чиф, — отсалютовал я, — а вы, прекрасный мессир, до конца рейса будете просто Мессир. Будьте столь любезны вопросы нам не задавать. Смиренно прошу ничего руками не трогать. Надеюсь, вас совершенно не затруднит просто выполнять всё, о чём вас попросят. У вас, милейший Мессир, есть чуток времени, чтобы оправиться, на ходу это будет несколько затруднительно, далее вам было бы пользительно лечь спать. По прибытию мы вас разбудим. Жаб, проводите гостя. На сон угостите пинтой вина и укажите койку. Это всё.
░░░ Я отвернулся и проводил взглядом удаляющихся всадников. Помахал им вслед, пожелал удачи. Снял с шеи «Зоркий камень», убрал в левый подсумок, неторопливо покопался и выудил, на ощупь, два «Глаз хищника». Один надел на себя. Мир вокруг осветился мертвенным зеленоватым светом и приобрел четкость и контрастность. Когда наступит полная темнота, эффект амулета еще усилиться.
░░░ Второй Глаз я дам Жабе. Ночью иначе нельзя. Замысловато, вполголоса, выругался, представив себе, как буду отбирать амулет обратно. Гоблин — это всегда гоблин…

6.
░░░ Под басовитое гудение вант я созерцал трепыхание, вытянутых ветром вдоль паруса, красных «хвостов» на передней шкаторине грота. Больше делать было решительно нечего. Паруса выставлены, ветер ровный, курс хоженый-прехоженный…
— А за нами, таки, погоня, — радостно объявил Жабсик, старательно угрызая круг колбасы. — И, кажись, этот ушлёпок нас таки нагоняет…
░░░ Я обернулся и взялся за трубу:
— Интересно, под ним зверь или мех? Я такого раньше не видал.
— Ездовой кузнечик? Беговой заяц? Боевой Тушканчик? Шибко скачет, наверно дорогущий… И как же он нас выследил? Чиф, может быть, притормозим и с РПК его пощупаем?
— А если он нас пощупает? Фаерболом восьмидесятого уровня. Яхта, в теории, не горит, а ты? Ну никак он на новичка-дурочка не тянет.
— И то. От Дракона и Дракончика никто не заговорен. Будем отрываться?
— Легко. Он же явно на полную скорость разогнался. А мы ещё нет. Ляжем на фордак, подсбросим вес, добавим парусов и прости, проща-а-а-а-ай…
— Так я ставлю геную?
░░░ Я всё ещё рассматривал в трубу преследователя. Убегать не хотелось.
░░░ Видимо, мои сомнения были услышаны. Тот Который Всегда ехидно усмехнулся, щёлкнул когтями, и мир изменился — ветер явно усилился и повернул к западу.
— Отставить геную. Мы этого прыга-скока сделаем. Идем в Гнилые Пески.
— А это что за хрень такая? — забеспокоился Жабабас, даже жевать перестал.
— Увидишь. И тебе не понравится.

7.
— Пустыня как пустыня, ну ровная, как блин, ну пылит сильно, ну мелкие смерчики…
— Что ты понимаешь в песках. На кузнечика смотри, а то самое интересное пропустишь. Ишь как прёт, аж летит. Ща, я чуть на ветер поверну, ещё сблизимся.
— Ну смотрю, смотрю, все глазоньки проглядел, все дальнозоркие притоми… Твою ж мать! Это что было?
— Это он в песок провалился. Скакнул и нырнул. И хрен вынырнет. Пусть песок тебе будет пухом, дружище… А пески тут действительно как пух… Зыбкие.
— Быррр… Сдохнуть в песке, воскреснуть и опять сдохнуть, и так, пока не телепортнут… Да трёпанный бхут! Это ж сколько рыжья и хабара сейчас утопло!
— Всё ты за башли… А великое чувство победы? Нет?
— Лучше бы наличкой.
— Лучше бы и то и другое, и можно без хлеба.
░░░ Мы помолчали, азарт гонки понемногу улетучивался.
— Разворачиваемся и уходим из этой дыры? — прервал молчание Жаааа.
— Да ну его, под острым углом на галсах париться. Насквозь проскочим, в полветра, тут должно быть не далеко.

8.
░░░ Я пропустил, в какой момент на небе исчезла луна. А вот звёзды пропали как-то совсем внезапно — только что были, посмотрел за борт, поднял взгляд, а звёзд уже и нет. И облаков на небе нет, которые луну и звёзды могли бы спрятать. Потому, что и самого неба нет. Есть только серый сумрак, давящий сверху на мачту, качающийся по курсу, колеблющийся слева по борту, перетекающий справа по борту и смыкающийся в кильватере.
░░░ «Призрак» плывет в этой мгле, прорезает её парусами… Под нами точно есть песок. Это единственное, в чём я уверен, потому что слышу его шуршание. Я не вижу горизонт в этой серой мути, и совершенно потерял чувство расстояния и скорости. На этой зыбкой плоскости глазу зацепиться совершенно не за что. Курс тоже потерян — стрелка компаса нарезает круги влево, вправо, влево, вправо…
░░░ В этом сером нигде осталась только одна реальность, данная мне в ощущениях — несущий нас ветер.

9.
░░░ Полвека назад, высохшая до звона, прямая и острая, как кончар, старуха, сказала мне:
— Запомни, беложопый, изнутри пустыня гораздо больше, чем снаружи.
░░░ Теперь я это знаю. Я проверил.

10.
░░░ А потом пошёл крупный красивый снег.
░░░ Жаб завернулся в плащ, крутил головой во все стороны и непрерывно, что-то говорил, говорил, говорил…
░░░ А я не мог разобрать ни единого слова.
░░░ А снег несло ветром, снежинки разбивались о паруса, крутились в потоках и завихрениях, окружающий нас сумрак стал белесым и искристым.
░░░ Я вспомнил раннюю осень. Такой же, внезапно посыпавшийся на паруса, снег. Было два часа до рассвета, и я только что вывел двухмачтовый «Лоуренс» из-за мертвого леса, и лёг на боевой курс. Под палубой завывали все шесть сундуков, свистела дудка боцмана, гафели на фоке и гроте были выбраны в тугую, а стаксели, кажется, даже звенели от напора… Мы разгонялись для атаки.
░░░ Полевой лагерь, полста палаток, поставленных аккуратными рядами. Спят, суки. Мы не гордые, мы разбудим. Но дозорные бодрствовали, и завыла труба, всё задергалось, пошла какая-то мелкая суета. А мы летели на всех парусах, сквозь падающий снег, по внезапно побелевшей траве.
░░░ Стальной форштевень шхуны мял и рвал палатки. С обоих бортов, под рев команды, плевались огнемёты, а я слегка перекладывал штурвал, кидая корабль влево, вправо, стараясь раздавить как можно больше. Давить, давить, наматывать на киль.
░░░ Мы разрезали лагерь пополам, вылетели в заснеженное поле и развернулись фордевинд. В бортах торчали одинокие стрелы, местами обшивка была пробита, но набор выдержал. Паруса целы. Лагерь горел хорошо, ярко горел. Между палаток бегали маленькие изломанные факелы. Нам это понравилось. И мы пошли на второй заход. Накрест.
░░░ А в полумиле, вокруг лагеря, кружил шустрый кэт «Мурзик» — отстреливал разбегающихся…

11.
░░░ Снег пропал. А песок был. Ветер был. А утра не было. Солнце не взошло.
░░░ Я хватанул шнапсу и остался на румпеле. Мессир проснулся, охренело осмотрелся по сторонам:
— А мы где?
— В жопе, — доброжелательно ответил Жаб, хватанул шнапсу и завалился спать.
░░░ Мессир ещё раз посмотрел по сторонам, хватанул шнапсу, ещё хватанул шнапсу, забрал всю флягу, копчёную грудинку и ушёл на ют таращиться в серое марево.
░░░ Вдоль борта, в сумраке, плыли странные тени: то ли деревья, то ли торчащие из песка щупальца, промелькнуло нечто, похожее на кособокую башню, промелькнули скачущие, но зависшие в мути, всадники, почему-то кверху ногами, проплыла длиннющая, струящаяся рыба, из песка лезли незнакомые зверюшки, пролетела, стройным клином, стая наковален, нечто разевало пасть длиною в милю и блестело рядами клыков, кто-то кого-то жрал…
░░░ Тени сгрудились к бортам, смотрят на меня не моргая. Их много. Слишком много. Я узнаю их. Люди, эльфы, орки, гоблины, дварфы, разные странные существа, антропоидные и нет, монстры, солдаты в мундирах разных армий, чудовища, рыцари, полузвери, белые, чёрные, жёлтые, зелёные, синие, дикари, механизмы, крестьяне, молодые, старые, разные… Я закрываю глаза, но они никуда не пропадают. Я открываю глаза — тени заполняют всё вокруг и их дальние ряды теряются в сумраке. Они смотрят на меня в упор и молчат. В их молчании я слышу: «Ты жив, а мы нет». И что я могу им ответить?
— Идите нахрен! Не я придумал этот мир.

12.
░░░ Я не знаю — день или ночь. Время куда-то сбежало. Нас несёт ветер, а может быть, мы стоим в потоке, а движется песок под нами. Но я не хочу останавливаться, чтобы это проверить. Просто не хочу. Мы все не хотим.
░░░ Мессир без умолку что-то говорит, на чудовищной смеси эльфийского и гоблинского, брызгает слюной, чертит рукой в воздухе странные фигуры, тычет пальцами в разные стороны… Из всех его речей я понял только слова «флуктуация», «топология» и «универсум». Жабик одобрительно кивает ему головой, со значением морщит нос, иногда кривит рот и что-то там переспрашивает. Мессир ненадолго задумывается, и снова начинает тараторить и размахивать руками…
— Чиф, помнишь, ты ещё сказал: «И тебе не понравиться»? — в полголоса спросил меня Жабыч. — Тут ты не угадал.
░░░ Мы чокаемся и закусываем зеленым яблоком.

13.
░░░ По левому борту показалось мутное красное пятно. По размеру и положению — это заходящее солнце.