ПЕРЕВАЛ

Кто может умереть — умрёт,
Кто победит — бессмертен будет,
А.Т.


21×25,
Тракт Озерный Город — Штиль
Перевал в горах, Таможенный пост Орды
Утро

БЕССМЕРТНЫЙ:
— Доброй охоты, орк! Почем нынче проход? А если Эльфийскими деревянными? Ну, у вас тут и курс… Много уже бабла собрал? Это очень хорошо! У тебя есть, чем мне заплатить за информацию. За важные новости. Мля! Валун с глазками! За то, что я расскажу тебе, что я видел в северных предгорьях. Дошло? Вот и ладненько, тем более, что деньги тебе вряд ли пригодятся…
— Скоро к вам будут гости. А именно Долбанутые сектанты сбрендившей лярвы с востока. У х о г л а з ы е. Так понятнее? Где-то до батальона легкой пехоты. Всякая шелупонь, в основном эльфы. Ну как зачем? Захват ресурсов… в смысле грабить, взять рабов, угнать скот, ваших баб… хотя нет, куда им… Я с ихним главнюком перетёр, он все и слил. Болтун-с. Что тут непонятного? Ваша оперативная группировка… Да восемь раз, мать оглоблей!… Башка каменная… Ваши батыры сейчас в Оркостане, да и на тракте Оркостан — Лориен трупоедам ни хрена не светит, зацепится там не за что. Кавалерия на раз вытопчет. Вот ухоглазые и попёрли через север, просочились в Озерный, перегруппировались, а до перевала тут рядом, один бросок. Если они оседлают перевал вам трындец. А с твёрдым знаком! До Озёрного плечо в девять раз короче, чем до Штиля! У них база — у вас голая степь с монстрами. Да хрен вы их выбьете. Щаззз. Гранитный лоб! Это только авангард, дружище, за ним основное стадо прёт, общим числом дохрена, завалят мясом. Теперь дошло? Свою мать дешевле! Молодца… Быть тебе сотником… Хотя не, не быть…
— Если положено зажечь сигнальные костры — гони пацанов, пусть жгут, приказ есть приказ, но кто их в таком тумане увидит…
Вот, наконец-то! Конечно, сообщу, и письмо отнесу и даже сам это письмо прямо сейчас напишу… Деньги неси. Все что есть неси. А сдачу я вашему вождю отдам. Потом. И лошадь давай. Так оно быстрее будет, а лучше две лошади давай, на смену. А лучше бы три лошади… Тебе-то лошади теперь зачем? Вот и договорились.
— Значится так. Идут ухоглазые очень медленно. Эти жмоты на проводниках решили сэкономить. Мало бессмертных наняли, да и те низкоуровневые — всю дорогу дохнут, а пока воскреснут — всё стадо стоит, а само идти ссыт. Их — до батальона пехоты. А ихний главнюк немножко помер. Варежку широко разевал, доразевался, застудил гланды и помер. Внезапно. А зам его совсем дурак. Полезет вас резать с утра, в лоб. Во-первых, потому что он дурак, во-вторых, они только к утру сюда доползут, в-третьих, разведбанды у него нет, шурмовых нет. Может быть, все-таки уйдёшь? Да знаю я про честь воина, память предков, присягу… Нет, значит нет. Может, пацанов своих отпустишь? Я их бесплатно выведу. Вам же жить осталось сутки… Про честь ты уже трындел… Воины они… Мля. Детишки они не женатые…
— Слушай сюда. Ночью строите баррикаду, и не прибухивайте. Дозорного на юг подальше выставь… Ты, сынку, дедушку-то слушай и на ус мотай. Я в одиночку Кидонию брал, когда вас еще и в проекте то не было. Среди буратинок есть два отделения кнехтов из «Эдельвейса» — горные стрелки, я кой-кого из них на турнире видал. Они из вас ёжиков в полчаса сделают. Так что навесьте на себя всё, что есть — шкуры, одеяла, короче всё. Подожгите всё, что есть, — дымом прикройтесь и из-за баррикады не высовывайтесь. Лишние пару часов проживёте. Главное, время тяни. Кстати, забирай мой щит, мне лишний вес… А тебе лишний час. Мля, Башка каменная! Свой привяжи себе на спину. Это же не вояки, а рабовладельцы и садисты, жидковаты-с. Но пару дюжин Сиджаских латников с ними есть, вот они то вас и прикончат. А если бы ухоглазые наняли Дварфских бронебойщиков вас бы в семь минут снесли. А так будут стрелять, стрелять… Но в атаку их все же погонят, они свою лярву-тень больше вас боятся. Так боятся, что полные штаны анализов…
— Всё. По коням. Доброй охоты тебе и многих тебе ушей. Прощай орк. Не увидимся. И там не увидимся. Меня в ваши Небесные степи не отпускают…


Оркостан
Тридцать лет спустя

ВОЖДЬ:
— Да, внуки мои! Это было давно. Мерзкая тень накрыла восточные земли, и как трупные черви из гниющей падали, из нее лезли безумцы, одержимые словами бесноватой блудницы. Они расползались по всем сторонам мира, загаживая сущее… В те годы я был молод и силен. Левой рукой я мог поднять телка, а правой рукой я мог поднять коня, а двумя руками я мог…
— Да, внук мой! Операцией «Тачанка» командовал я. Я один придумал всё. Я один всё сделал. Что? Врут. Всё врут. Это выжившие из ума старухи врут про пришлого бессмертного, который вёл в бой наших воинов. Не было никакого бессмертного. А тот бессмертный, что был со мной, он просто прикрывал меня от монстров. Я его для этого нанял. Великий вождь обязан иметь щитоносца, а я в те годы был велик, молод и силён. Левой рукой я мог поднять телка, а правой рукой…
— Внучка моя! Ты не знаешь, кто такой Тачанка? Все знают, а ты не знаешь? Тачанка — это великий древний герой. Конечно, орк. Совершать подвиги могут только орки. Остальные народы тоже пытаются что-то там совершить, но настоящий подвиг, достойный песни может совершить только орк. А я в молодости…
— Да, внуки мои! Проклятые всеми ангелами и демонами трупоеды решили захватить перевал на севере. А на перевале была только горстка храбрых орков. И нужно было сбросить этих тварей с перевала, не дать им закрепиться в горах. Шайтаны Степей на своих кохейланах могли доскакать до перевала быстрей самума, но как всадникам биться в горах? Умереть без славы и без победы? Кирит-Унголские егеря в горах непобедимы, нет силы во всех мирах, способной остановить их натиск на горных склонах, но они плохие наездники. Это я всё придумал. Я сам взломал двери городской казны и нанял за двойную цену всех бессмертных в городе, это я послал их перебить всех монстров на дороге, ведущей к Озёрному…
— Что? Внук, ты позоришь мои седины, своих отца, мать, великих предков… Бессмертные не ВОЮЮТ со смертными! Бессмертные НЕ ВОЮЮТ за смертных! Бессмертные НЕ ВОЮЮТ против смертных! Убить смертного они могут, а воевать со смертными НЕ МОГУТ! ПО КАЧАНУ! Потому что Небесные так сказали! Потому что Небесные держат этих тварей на крепкой цепи, и надо молиться, чтобы эта цепь не порвалась!
— Да, внуки мои! Это я придумал снять доспехи с Шайтанов и посадить егерей на крупы их скакунов, и дать им ещё запасных коней. Арба? Маленький глупый орк… Арба слишком медленна… Вооружение я погрузил на других Шайтанов, и тоже дал им запасных лошадей. А на арбы я посадил пехоту, но она и не понадобилась. Мы сокрушили врага, и я, своей правой рукой, а в те годы я был молод и силен, левой рукой я мог поднять телка, а правой рукой…


21×25,
Один день спустя
Тракт Озерный Город — Штиль
Северные предгорья

ЭЛЬФ:
— Нас предали! Эти проклятые предатели всех нас предали, в штабах сплошные предатели и шпионы, шпионы, предатели и идиоты, эти идиоты-предатели просто погнали нас на убой, всё было ясно с самого начала, подлые предатели-шпионы разворовали все деньги, не заплатили бессмертным, проводников было мало, они постоянно дохли, войско еле-еле двигалось, как тогда, под поганым Тролльвилем, монстры нас жрали, мы несли потери, а перед самыми горами кто-то убил нашего командира, а его зам — шпион и предатель, а орки на перевале всё знали и укрепились, и их было много, очень много, потому что нас предали, первая волна пехоты пошла на штурм и не вернулась, наверно эти предатели разбежались, а стрелки клялись, что перестреляли не менее полста орков, проклятые предатели, вторая волна пехоты тоже не вернулась, один вернулся, он сдох, но успел рассказать, что нас предали шпионы, и что перевал держат отборные заговорённые батыры орды, в десять футов ростом, увешанные ушами по самые коленки, и что сталь их не берёт, и что все они нежить, что нас предали штабные идиоты, и что надо бежать, и мы все побежали, но бессмертные порубили нескольких, пригрозили гневом Тени, а наш новый командир, шпион и предатель, заставил всех жрать грибы и погнал нас на штурм, даже обозников, и мы все-таки ворвались на перевал, но откуда-то на нас попёрли свежие горные егеря, это всё потому, что проклятые орки всё знали заранее, шпионы из штаба нас предали, с самого начала предали, не надо, за меня дадут большой выкуп! Мне обещали место наместника! Пощадите! Тень меня выкупит за золото, за много золота, очень большой выкуп… Пощадите…


21×25
Перевал
Два часа до заката

БЕССМЕРТНЫЙ:
█ Ненавижу это поганое ощущение — кураж боя уже ушёл, и вернулась боль, наползает тупая тоска, усталость, залитые юшкой штаны липнут к коленкам, а в сапогах премерзко хлюпает жижа. Нужно переобуться, отжать кровь с портянок, но потом надо чем-то мыть вонючие руки, а этого чем-то осталось полфляги, значит придётся ждать пока свернется и соскабливать… Ненавижу. Однако, радость — сегодня не нужно обшаривать трупы. Мародёрствовать не люблю. В детстве (а оно у меня было, или я его придумал?) учили, что обирать мёртвых не достойно. Унижает. Конечно, унижает, когда вынужден копаться в грязных, воняющих потом и кровью обносках в поисках монетки, складывать в мешок все, что может заинтересовать барыг… Не сегодня. В перемётных сумках моего коня уютно покоится городская казна Штиля. Разумеется не вся, но и не малая доля, я бы даже сказал, солидная доля, весьма солидная доля золота орков. Золото Орков. А неплохое название для авантюрного романа. Потом, когда-нибудь, в сиреневом камзоле, где-нибудь в Богом забытом замке — на чужбине — под вой волков…
█ Что то, я сюда зачастил… Пару часов назад, я бежал в общем строю, вместе со всеми орал «Лок-тар огар!», впереди был враг, в руках бердыш… Хорошооо! Мы весело и кроваво вышибли доброгневнутых с перевала, как шлюху с танцев. Орки погнали ухоглазых дальше, а мой праздник на этом и закончился. Я вернулся назад, вниз, на юг, забрать своего коня. Судя по удалым крикам и гиканью, доносящимся с севера, где-то там, на тракте, лихие Кирит-Унголские ухорезы вылавливают и рубят бегущих. Пленных не будет. А ушей будет больше, чем голов. Пора и мне двигаться дальше, проскочить, пока оркам не до меня, пока про меня не вспомнили. Пора и мне исчезнуть.
█ Держа коня в поводу, я снова вступил на перевал. Справа — обрыв, слева — скалы и сожженный таможенный пост, впереди — прорванная баррикада. Там, посреди заваленной телами дороги, прямо между колеями, протёртыми телегами в камне, возвышается восьмифутовый гранитный менгир. Серый, островерхий, необработанный обломок скалы, острое, выставленное к северу зазубренное ребро, напоминающее лемех плуга. Об эту каменюгу, как волны о сваю моста, разбились атаки ухоглазых — лежат, завал из трупов в три фута высотой. Все вперемешку. Всё вперемешку. Где-то тут, под валом мяса лежит мой щит, и те четверо пацанов, поверивших, что они не пацаны, а воины.
█ Перешагивая через тела, матерясь и скользя на остывших и свернувшихся лужах, распихивая сапогами мешающих мне пройти жмуров, я подобрался поближе и дотянулся до менгира рукой. Моя ладонь ничего необычного не почувствовала. Никакого тепла, биения, стука, искр… Самый обыкновенный камень, холодный, влажный.
█ Привет орк! Мы все-таки, свиделись… Это была добрая охота. Почему тебя не отпустили в ваши Небесные степи? Ты сам не захотел? Это награда? Или это цена? Или, как у меня, проклятие? Как тебе, вообще, вечность?
Глупо вопрошать камень, еще глупее ждать от камня ответа. Но я все-таки подожду. Даже присяду на чьё-то окоченевшее плечо…
█ Так как же его звали? А я и не спросил, как его зовут…