РЕВАНШ

ПРЕДИСЛОВИЕ

Я сочинил миниатюру «ДОЛГО И СЧАСТЛИВО»
GreyDronT ее прочёл, вдохновился и написал «Решительный» с параллельным сюжетом.
Я прочёл его, вдохновился и написал «РЕВАНШ».
Теперь, всё это — одна история…

Опережая возможные резонные вопросы какого-нибудь дотошного читателя, я превентивно отвечу:
Нет. И еще раз Нет. Решительный не был убит Вантусом Мохнатусом в финале рассказа «Решительный».
Было проведено тщательное расследование и выяснилось, что это всё глупое недоразумение. Вантус Мохнатус убил совершенно другого гремлина, который наиподлейшим образом, из хулиганских соображений, украл рукопись Решительного. Поделом вору и мука! Высшая справедливость восторжествовала! Воровство до добра не доводит…


Пинг —
— Понг…

░░░ Это был странный дом.
░░░ Нет, не так — когда-то это был странный дом. Неизвестно, кто и зачем и когда выстроил этот нелепый дом неподалеку от тракта. Планировка дома была как это принято у людей, кладка стен — явно дварфская, размеры строения — на рост орка, крыша — по канонам гоблинов. Зачем? Для чего? Кто здесь жил-поживал?
░░░ Может быть год назад, а может быть век назад, трудно сказать, но этот дом перестал быть домом и превратился в необитаемые руины. Каменная коробка, пустые глазницы окон, голодный зев дверей, съехавшие на сторону жалкие остатки кровли… Пренеприятное место. Окрестные зверюшки, мелкие, крупные, даже самые безмозглые и кровожадные, обходили эти развалины стороной. Такой у них выработался условный рефлекс. А те зверики, у которых этот рефлекс не проявился в достаточной мере, точнее их изуродованные тушки, мирно покоились по соседству, на дне неглубокого оврага, на радость суетливым падальщикам. Но это и не важно…
░░░ Внутри этой развалюшки было очень уютно. Голые каменные стены, вытоптанный земляной пол, множество различных пустых бочонков и не менее пустых бутылок, кострище с головешками, а сквозь стропила крыши видно звёзды. Или это не уютно? Ну и неважно. Важно, что углу комнаты, у глухой стены кто-то устроил нары, или топчан, или лежанку, или полати, или… короче, положил сорванную с петель дверь на четыре камня. И на этих нарах, или топчане, или… ну вы поняли, завернувшись в драное шерстяное одеяло, спал человек. Или не человек. Или то, что когда-то было человеком. А если точнее — антропоморфное существо, похожее до неотличимости на крупного самца вида человек разумный, с одним мелким отличием, внешне совершенно не заметным. Обыкновенное бессмертие внешне никак не проявляется. Таких ещё называют Героями, это если в глаза, а за глаза — про́клятыми выродками.
░░░ Рядом с импровизированными нарами лежала стальная рогатина изрядных размеров, в беспорядке валялись латы, покоцанный щит, шлем, давно не стиранная одежда, побитые сапоги, разномастные портянки, маленький походный топорик, закопчённый котелок с каким-то варевом, треснувшая кружка и жилистый гремлин.
░░░ Собственно говоря, этот заметно исхудавший гремлин совсем и не валялся, а полз. Он скрытно подбирался к нарам, бесшумно полз на пузе, прикидывался ветошью и использовал все тени, даже тени от портянок, чтобы остаться незамеченным. Если бы не ветер, который уволок облака, и если бы Небесные на часик прибрали луну с неба, он бы уже давно дотянулся ножом до горла спящего. Но Небесные всякой ерундой не занимаются.
░░░ Что-то ухватило гремлина за шкирку и зашвырнуло в глухой угол. Нож улетел куда-то в сторону, жалобно звякнул о камень и сгинул в темноте. Бессмертный даже не удосужился взяться за оружие, а как спал, в фуфайке, в серых разводах пота и бурых пятнах крови, в подштанниках с болтающимися тесемочными завязками, неспешно надвигался на гремлина. Лениво зевнул, блеснул стальными зубами, почесал заросшую щетиной щеку. Даже не удосужился встать в боевую стойку, просто подшагнул левой ногой, подсогнул правую ногу… Он имел обыкновение убивать мелкую шелупень с правой ноги лоу-киком в голову. Просто так, для тренировки. А ещё — это очень смешно.
░░░ Ткань мироздания щёлкнула, как стекло под каблуком, и разъялась. В комнате запахло астралом, озоном, и почему-то, дорогим табаком… Бессмертный замысловато выругался на непонятном языке, дёрнулся, но застрял в затвердевшем воздухе… Время испуганно ойкнуло и остановилось… Бессмертный смотрел куда-то за пределы мира, к чему-то прислушивался, и неожиданно произнёс странное, как повторил чужое:
░░░ — Тебе не можно — ему льзя.
░░░ Через полсекунды, полгода или полстолетия, но это и не важно, пространство и время выдохнули и вернулись на круги своя.
░░░ Бессмертный с интересом смерил взглядом гремлина вдоль, затем поперёк, потом наискось, то ли прикидывая как лучше содрать с него шкуру, то ли примеряясь ваять в мраморе. Но вместо этого, стянул через голову фуфайку и по-медвежьи мягко переместился к забившемуся в угол существу. Сел на пол, на пятки, выпрямил спину, выпятил грудь. В его левой руке откуда-то материализовалась блатная заточка. Мотанной из ремешка рукояткой вперёд сунул заточку в лапы гремлину, и как отхаркул откуда то из глубин своего тела:
░░░ — Ну, бей! Решительный! Бей, мля!
░░░ И гремлин ударил. И еще ударил. Бил, бил, бил… А потом заплакал от собственного бессилия злым, бесслёзным, похожем на рык, плачем.
░░░ Грубая, как полено, рука ухватила его за шкирку, встряхнула в воздухе. Лязгнули стальные зубы, пузыря пробитыми лёгкими, Бессмертный выдохнул:
░░░ — Не того бьешь, Решительный. Не того. Уясни.
░░░ Как мамка ребёнка, усадил гремлина на пустой бочонок, похлопал по узловатому плечу, сунул ему на коленки котелок.
░░░ — Ешь. Хорошо ешь. С рассветом уходим. Посмотрим, какой ты решительный.
░░░ Повернулся спиной и пошёл на задний двор, к колодцу, смыть кровь. В дверном проёме остановился, посмотрел через плечо, хохотнул и сказал непонятное:
░░░ — Вот ведь миноносец флота Его величества, ёшкин кот. А Она называла тебя Шустриком…


░░░ В резиденции бессрочного главы городского Совета святого города Ашур-Донала, первосвященника святого храма «Золотое Дерево», святого отца народа, защитника веры, светоча истины, столпа порядка, ревнителя веры и прочее, и прочее, и прочее, его преосвященства Therral заканчивался приём посетителей. За час до закрытия дверей, в приёмную, лязгая латами и заляпывая зал сапожищами, валился очередной Герой.
░░░ — Быдло поганое, — процедил себе под нос дежурный секретарь.
░░░ — Послание его преосвященству Therral! — отрапортовал Герой.
░░░ — Ну, так давай его сюда, — устало зевнул секретарь.
░░░ — Секретно! Лично в руки! От госпожи Мирославы! — латная рукавица ткнула в красную печать на письме.
░░░ — Ну хорошо, хорошо! И снимите, наконец, шлем! Что за манеры, вы же не в лесу, сударь!
░░░ Забрало поднялось, Герой изобразил приветливую улыбку:
░░░ — Прошу зафиксировать сегодняшнюю дату, за скорость доставки мне положена прем…
░░░ — СТРАЖА! — заорал секретарь, едва взглянув в лицо Героя…
░░░ — ХРЯСЬ, — сказал стальной шестопёр, встретившись с головой дежурного секретаря.
░░░ — ШМЯК, — сказало тело дежурного секретаря, встретившись с полом приемной.
░░░ — КЛАЦ, — сказало забрало на шлеме, опустившись в боевое положение.
░░░ — Кто не спрятался, я не виноват, — сказал Бессмертный и вальяжной походкой сытого тролля, небрежно помахивая шестопёром, направился убивать охрану резиденции.


░░░ Бессрочный председатель городского Совета святого города Ашур-Донала, первосвященник святого бла, бла, бла, ну, вы в курсе, Therral не был героем. В смысле, не был храбрецом, удальцом, бойцом. Он по сути своей ничем не был, или был ничем. Символ ходячий, функция, набор выполняемых правил и инструкций. Нежить безликая с рыбьими глазами, лишённая души и индивидуальности. Но почему-то окружающим он казался мудрым эльфом, отцом народа, защитником веры, светочем… ну, вы помните. Так вот. Героем это существо не было, мудрецом не было, а действовало только согласно инструкции.
░░░ Поэтому, даже не дослушав доклад запыхавшегося ординарца о нападении на резиденцию и начавшемся пожаре, Therral развернулся на каблуках, быстрыми шагами прошёл через анфиладу личных покоев в спальню, отодвинул настенный гобелен и, согласно параграфу номер… пункту номер… инструкции «Об обеспечении безопасности в…», покинул здание через бронированную потайную дверь.
░░░ Therral плотно закрыл за собой тяжёлую дверь, до упора задвинул два железных засова, повернул ключ на положенные три оборота. Повесил ключ на место, на шею. Справа, в нише, согласно «Положению о…», стояли два заправленных фонаря и лежало огниво. Therral засветил фонарь и ступил на ведущую вниз лестницу. Шесть пролетов — три этажа, открыть дверь, закрыть дверь, проверить, как закрыл дверь, и марш, марш вперед, по тёмной штольне, которая должна вывести его в безопасное место.
░░░ За вторым поворотом штольни, в тёмном углу, за деревянной стойкой крепи, валялся грязный, покрытый пятнами плесени холщовый мешок. Therral не заметил мешок. А вот мешок заметил Therral, высунул сухощавую лапу и со всей дури вломил Therral молотком в колено. Тощий, взъерошенный, перемазанный грязью гремлин, запрыгнул на спину упавшему первосвященнику и вцепился когтистыми пальчиками ему в волосы. Старательно, как-то по-детски прикусив нижнюю губу, он методично бил молотком копошащееся в грязи существо, по-паучьи раскинувшее ручки, как кузнечик сучащее ножками, и всё время что-то приговаривал на своем варварском наречии. Бил, бил, бил…
░░░ А потом, гремлин достал припасенную столярную пилу-ножовку и отпилил Therral голову.


░░░ То, что ночью началось, должно и закончиться в ночи.
░░░ Разве можно иначе?
░░░ Итак, Ночь.
░░░ [i]Луна плывет, как круглый щит давно убитого героя…[/i]
░░░ Где-то на острие края степи, там, где начинается пустыня, на небольшой каменной площадке — выходе скальной породы, из необработанных камней сложена небольшая пирамида. Бред. Ну какая нахрен пирамида? Просто большая куча больших камней. Камни сложены в кучу, в кучу воткнут железный лом, на лом насажена голова. Всё. Ах, да, голову уже основательно расклевали падальщики. Теперь всё. Нет, не всё. Мясные мухи уже отложили внутрь головы свои личинки, и если прислушаться, то можно услышать, как они эту голову изнутри кушают. Но это, пожалуй, и не важно.
░░░ Неподалеку от этой концептуальной экибаны, на гребне невысокого холма сидели два существа.
░░░ Один — бессмертная сущность, отягощённая двадцатью фунтами костей, ста восьмьюдесятью фунтами мяса и требухи, пятьюдесятью фунтами стальной брони, семью фунтами оружия и лямом килл воспоминаний.
░░░ Другой — гремлин обыкновенный. Сегодня жив, а завтра… Да и будет ли это завтра? Совсем молодой, но как-то резко возмужавший, сидит, коленки вместе, лапки на коленках, сплошные углы костей, морские узлы мышц, а в левом ухе, зачем-то, — вульгарная женская серёжка.
░░░ Совсем разные существа. Ничего общего. И только одно объединяло Бессмертного и Решительного — ни один из них не знал, что делать дальше.

ВМЕСТО ЭПИЛОГА

░░░ Пожар в резиденции его преосвященства в Ашур-Донале успешно потушили, здание быстро и качественно отремонтировали. Стражу резиденции щедро наградили «[i]…за выдающиеся мужество и личный героизм при отражении агрессивного нападения деструктивного противника подавляюще превосходящего числом, вооружением, огневой мощью и техникой…[/i]», в основном посмертно. Имена погибших на веки вечные увековечили и благополучно забыли.
░░░ Бессрочный председатель городского Совета святого города Ашур-Донала, первосвященник… (см. выше), продолжил выполнение своей святой миссии. Первые дни казалось, что в нём что-то изменилось: то ли рост, то ли ходит как-то по-другому, то ли глазенки цвет поменяли, но что тут разберешь? Нежить бездушная она и есть нежить безликая — рыбьи глаза. А то, что он, вдруг, начал подписывать все бумаги именем Ттеррал — совершенно не важно.